Арт-директор Dior Joaillerie дает одно интервью в год — и эта честь выпала Wonderful Woman

Не верьте строгой фотографии: в жизни Виктуар де Кастеллан, как ребенок, светится счастьем и моментально наполняет пространство звонким смехом. Именно такой и должна быть муза — арт-директор Dior Joaillerie вдохновляет парижский Дом на самые эксцентричные эксперименты с формой, металлами и камнями.

Виктуар де Кастеллан фото

Виктуар не очень жалует журналистов — интервью она дает только раз в год. Можете представить себе «лист ожидания» из редакторов со всего мира! В какой-то момент говорить о своей жизни и работе для Виктуар стало не так интересно, как создавать украшения. Она все так же порхает, как когда-то на парижских балах и вечеринках в Le Palace, заразительно смеется, напоминая о героинях с эскизов Тулуз-Лотрека. Листья ее генеалогического древа исписаны самыми благородными именами — тут и графиня Сильвия Родригес де Ривас, менявшая драгоценности, как и наряды, несколько раз в день; и Бони де Кастеллан, легенда belle époque и прототип прустовского героя Робера де Сен Лу. Сама Виктуар при этом — очень легкая на подъем и искренняя, даже немного застенчивая. Она моментально краснеет от комплимента и старается подбирать ответы на английском языке так, чтобы получилось честно. ЕLLE все же удалось попасть на аудиенцию к Виктуар — беседа с музой перед вами.

ВИКТУАР ДЕ КАСТЕЛЛАН Извините, я очень устала. Мы так долго готовили эту коллекцию, и сейчас я просто хочу болтать с друзьями и сестрой, они все пришли ко мне на презентацию Dior.

Wonderful Woman Вы не любите говорить про работу?

Не то чтобы не люблю, просто это так сложно — объяснить, что я имела в виду, подобрать правильные слова.

Понять эту коллекцию Haute Joaillerie вроде легко — она, как и в прошлом году, посвящена Версалю.

Да, но в прошлый раз я брала за основу пышные интерьеры дворцов, а сейчас — сами сады. В Версале мне в первую очередь бросается в глаза несоответствие строгих геометрических французских садов и диких английских. Это симметрия и асимметрия рядом, но они не спорят друг с другом, а дополняют.

Украшения получились «пышные», в духе Марии-Антуанетты. Но, несмотря на множество различных камней, у каждого из них своя роль...

Совершенно верно! Некоторые камни — как миниатюрные цветы, затерянные в саду. Бриллианты, опалы, синие сапфиры — это брызги воды от фонтанов, переливающиеся в солнечном свете разными оттенками. Изумруды и все зеленые камни — листва. Я использовала очень разные материалы: драгоценные и полудрагоценные камни, хрусталь, бирюзу, хризопразы. Хотела передать контраст, который я вижу в Версале. Эта коллекция для меня — как прогулка вдоль зеленых лабиринтов, променад в духе Марии-Антуанетты. Только я приглашаю прогуляться по украшениям Dior. (Смеется.)

Когда вы говорите о контрастах, я думаю о том, что это слово в принципе хорошо характеризует современных женщин.

Да, у нас все на контрасте. И это не отсутствие гармонии, а скорее отражение нашего сумасшедшего ритма жизни. Сегодня я тусовщица, завтра — мама, послезавтра — большой начальник. Жизнь такая яркая. И это отражается на том, как мы выглядим: женщины сегодня не особенно любят наряжаться, но на их любви к ювелирным украшениям это не сказывается. Мы ищем необыкновенные драгоценности, ни на что не похожие, и носим их самыми нетривиальными способами. Современных женщин надо постоянно удивлять! Поэтому в эту коллекцию я добавила пары сережек, где каждая — «из другой оперы». Можно носить их по отдельности или вместе, по настроению.

Я могу вас в них представить!

Обожаю яркие крупные аксессуары, часто надеваю драгоценности днем — не вижу в этом ничего дурного. На мой взгляд, украшения не всегда должны подходить по стилю или даже по цвету к самой одежде. Сами видите, я выбираю вещи спокойных тонов, наверное, я делаю это специально, чтобы украшения на контрасте смотрелись еще ярче. Правда, я против бриллиантов днем — это все-таки вечерние камни, они должны блистать в искусственном освещении.

Что вы представляете, когда создаете свои коллекции? Что творится в эти мгновения у вас в голове?

(Смеется.) Если расскажу, то вы решите, что я безумно странная. Мне нравится представлять себя в другом мире, называйте его параллельной реальностью, если хотите. Это мир, где не существует зла и ни с кем никогда не случается ничего плохого. Он поэтический и наполнен только добром. В этом фантазийном мире я создаю свои коллекции для Dior Joaillerie — это и мое укрытие, и вдохновение. Мне нравится думать, что мое творчество — это и есть оружие против зла. (Смеется.) Знаю, звучит высокопарно и наивно, но это действительно то, что мной движет. Мир, природа и любовь. О да, я люблю любовь!

САД НАСЛАЖДЕНИЙ

Виктуар де Кастеллан пишет свой версальский роман уже второй год. В этом нет ничего удивительного, ведь и Кристиан Диор тоже был очарован парком и дворцами, фривольной беззаботной жизнью Марии-Антуанетты и ее чувством прекрасного, порой искусно переходящим в настоящий китч. Вспомнить хотя бы о том, что предметы мебели в доме Диора в Гранвилле почти в точности повторяли убранство Малого Трианона, который был построен для маркизы де Помпадур, но настоящую жизнь вдохнула в него как раз 19-летняя Мария-Антуанетта.

Кирстен Данст в роли Марии-Антуанетты в фильме Софии Копполы в Версале
Кирстен Данст в роли Марии-Антуанетты в фильме Софии Копполы в Версале

Первое, что бросается в глаза при взгляде на коллекцию Dior à Versailles, — обилие камней, особенно по сравнению с прошлогодним «томом» этого собрания сочинений. Виктуар сравнивает цветные камни с затерянными цветами в буйных английских садах Версаля — но в этих украшениях именно камни-«бутоны» выходят на первый план, затмевая и зелень, и небо, и буйство фонтанов. Разноцветные бриллианты, изумруды, агаты, амазониты, сапфиры, турмалины Параиба, бирюза, гранаты, черные опалы, похожие на микровселенную, — все они ­кружатся в ­причудливом танце, не повторяя движений, словно актеры в импровизационной постановке в театре королевы. Виктуар не признает симметрию — каждая из шестнадцати пар сережек не повторяет другую. Нет никаких правил, только энергия! Звучит точно по заветам Марии-Антуанетты.

Виктуар де Кастеллан: 'Мое творчество — это оружие против зла' фото [1]
Серьги Bosquet des dômes diamant, Dior à Versailles, côté jardins, изумруды, розовые сапфиры, цавориты, бирюза, желтые и белые бриллианты, желтое и белое золото, Dior Haute Joaillerie

Да, Виктуар де Кастеллан вдохновляется природой — но той, организованной, созданной руками человека. И хотя кажется, что камни здесь будто живут своей жизнью, каждый из них рифмуется с элементами парка. Горный хрусталь — брызги фонтанов и гладь бассейна Латоны, а огромная раковина в броши с бриллиантами вместо жемчуга повторяет декор, встречающийся в интерьерах Малого и Большого Трианона. Рассматривая коллекцию, действительно можно «прогуляться по Версалю», пусть и в воображении, но точно, как задумывалось ювелиром. Так сами названия украшений мгновенно вызывают в памяти лабиринты, парковые композиции и пруды: брошь Bosquet de l’Encelade, кольца Bassin des Nymphes, Orangerie и Grand Canal.

Виктуар де Кастеллан: 'Мое творчество — это оружие против зла' фото [2]

Магия и практически эрнстовский сюрреализм достигается Виктуар де Кастеллан не только страстью и воображением. Технические достижения в коллекции тоже на высоте — ювелир использует приемы эпохи барокко (к примеру, огранку розой), добавляя к ним сложнейшую глиптику или резьбу по драгоценным и поделочным камням. Но, кроме всего прочего, де Кастеллан еще и новатор, представляющая новую «глухую», почти невидимую закрепку, благодаря которой изумруды на украшениях имитируют заросли.

Виктуар де Кастеллан: 'Мое творчество — это оружие против зла' фото [3]
Серьга Bosquet de La Girandole Opale Claire, Dior à Versailles, côté jardins, изумруды, опалы, спессартиты, желтые и розовые сапфиры, цавориты, рубины, бриллианты, платина, белое, желтое и розовое золото, Dior Haute Joaillerie. Брошь Plaisir Сhampêtre, Dior à Versailles, côté jardins, цавориты, желтые и розовые сапфиры, изумруды, рубины, турмалины Параиба, желтые и белые бриллианты, белое, желтое и розовое золото, Dior Haute Joaillerie.

Эта великая женщина, о которой можно говорить бесконечно, не просто муза, она прежде всего художник, творец. В ее руках камни и металлы оживают, рассказывают истории и возбуждают самые разные чувства — от любви и восхищения до щемящей ностальгии. Именно поэтому украшения из коллекции Dior à Versailles, cÔté jardins — не просто аксессуары или очередное доказательство ювелирного мастерства, а символы, которые будут всегда близки вашему сердцу.